Глава 16

*

*
Аватар пользователя divcot

Глава 16
Новые сущности

Анатолий по моей просьбе перенес меня в мир сущностей – несмотря ни на что, я питала некоторую надежду, что Александр, увидев меня, придет в себя. Серая комната показалась мне почему-то менее четкой и более темной, чем была раньше, может быть, из-за грязно-фиолетового неба за окном. Мелких трещин в воздухе тоже вроде бы стало больше.
- Да, - сказала я, сев за стол и повертев головой. – Дело дрянь, а?
Анатолий развел руками.
- Тебе, Аля, лучше знать… Я ведь не помню, что было. Сейчас намного хуже?
- Не намного, но чувствуется, - я вздохнула и опять украдкой оглянулась.
- Александр никогда сюда не выходит, - легко угадала сущность мои мысли. – Я могу перенести тебя к нему, правда, он, наверное, будет сердиться…
- Подумаешь! Переноси, - заявила я и, тут же сама испугавшись чего-то, добавила:
- Только девчонок вначале сюда доставь, может, если он и с Милой поговорит, это как-то поможет.
Анатолий кивнул, и по обеим сторонам от него возникли мои подруги. Мила выглядела как обычно, не считая того, что была в махровом халате, с тюрбаном из полотенца на голове и со стягивающей кожу голубоватой прозрачной маской на лице. А вот Ольга неожиданно для меня оказалась подстриженной более коротко и покрашенной рыжеватыми перьями, резко выделяющимися в ее черных волосах.
- Оль, ты это чего? – удивилась я.
- Чего «чего»? – не поняла подруга, оглядывая себя. – Что ты на меня уставилась? Ты лучше на Милку посмотри, вот это «чего» называется!
- Не надо на меня смотреть! – запротестовала Мила, поспешно отдирающая засохшую маску, что выглядело так, будто она снимает с себя кожу.
- С удовольствием не буду, - проворчала Ольга и, опершись локтями о стол, глянула на меня. – Так чего там насчет трещины-то, Аль?
- Что я тебе по телефону рассказала, то и есть. Я хочу попробовать поговорить с Александром, пусть он на меня с Милой посмотрит, вдруг что вспомнит.
- Александр? Вспомнит? – Ольга покачала головой. – Я его за все время видела раза три от силы, и все эти разы он был не в себе совершенно…
- Поврежденная сущность может производить такое впечатление, но на самом деле это не так, - тут же вступился за учителя Анатолий, косясь на то, как Мила, искривив лицо, зверски отскребает остатки маски.
- Сейчас и посмотрим, так или нет, - отозвалась я. – Перенеси нас к нему. Мила, ты все отчистила?
- Угу, - подруга размотала тюрбан и перебросила на грудь влажные волосы. – Я готова…
Анатолий кивнул, и мы все, включая Ольгу, очутились в знакомой мне комнате с каруселью. Лампочек на карусели теперь горело явно меньше. Ольгина не горела и даже не мигала, а моя…
- Аля, твоя лампочка мигает, - удивленно констатировал Анатолий. Я рывком обернулась к нему.
- А вчера не мигала?
- Вчера? По вашему времени? Эмм, видите ли, синхронизировать тяжело… Так что насчет вчера я наверняка не скажу. Но несколько дней назад не горела, это абсолютно точно…
- Ну и бред, - сказала я. – Ладно, посмотрим… А где Александр-то?
Анатолий поник курчавой головой и вздохнул:
- Я попробую его позвать… Но, очень может быть, он не выйдет… Александр! К вам девочки пришли! Мила и Аля – только что из временной трещины! Давайте я вам расскажу подробнее…
Повернувшись задом к карусели и глядя в пустой темный угол комнаты, Анатолий с воодушевлением начал подробный доклад. Мила ежилась и запахивалась в халат, я переступала ногами на месте, Ольга ворчала:
- Не пойму иногда, кто из них более ненормальный…
Анатолий, наконец, закончил свой рассказ и заискивающе поинтересовался у пустого угла:
- Вы что-нибудь помните?
- Что помню, не помню, - пробормотал вдруг знакомый хриплый голос, и в углу проявилась сущность Александр. Видно его было мутно, как сквозь матовое стекло, но он показался мне гораздо более скособоченным, чем я уже привыкла его наблюдать. На нем висела какая-то хламида типа короткого и широкого черного плаща, из-под которого торчали уже знакомые мне растянутые брюки с пузырями на коленках.
- Саша, привет, - сказала я нерешительно. Мила пискнула «здрасьте», и мы обе умолкли. Сущность тоже молчала, переминаясь в своем углу и даже не думая отвечать.
- Мы вот, с Милой… - снова попыталась заговорить я. – Ты меня оттащил от трещины. Трещину помнишь? А Ванда и парень, с которым я ходила на свидание, пропали из этой реальности… Ванду помнишь? Свидание помнишь?
Сущность что-то пробормотала себе под нос. Ольга сказала:
- Да пойдемте отсюда. Аля, не будет он с тобой говорить.
Анатолий с извиняющейся улыбкой кивнул, подтверждая. Я поглядела на них, на бормочущего в углу Александра, и почувствовала жуткую пустоту, будто во мне тоже образовалась трещина, куда утекли все хорошие моменты, произошедшие со времени знакомства с сущностями. Они и правда утекли, в этой реальности их не было… Времени у нас мало, искать себе пары надо срочно… И все опять сначала. Ольгина лампочка не горит, значит, надо найти того парня, с кем она ходила на свидание, и снова их встретить, если его, конечно, не втянуло в трещину. Моя лампочка горит, но, опять же, непонятно, почему. Так что же мне делать?
- Что же мне делать? – прошептала я вслух.
- Чем хныкать, к зубному лучше сходи, и побыстрее! – неожиданно громогласно сообщил Александр. Мы все подпрыгнули чуть не до потолка от этого неожиданного заявления.
- К хахому хубному? – неразборчиво удивилась я, одновременно проводя языком ревизию зубов – вдруг у меня в этой реальности их меньше. Нет, количество, вроде, осталось тем же, и все дырочки и зацепки были на привычных местах. Конечно, не мешало бы кое-что подлечить, но зачем так срочно-то…
Александр тем временем успел раствориться без следа, оставив пустой темный угол. Карусель рассеянно помигивала моей лампочкой. Мы тоже заморгали друг на друга.
- И чего это было? – сказала Ольга. – Алька, у тебя пародонтоз? Почему к зубному и побыстрее?
- Не знаю! – отозвалась я жалобно. – Чего ты пристала!
- Я думаю, - осторожно вмешался Анатолий, - что, возможно, не стоит брать все слова поврежденной сущности за руководство к действию. Мой учитель не всегда хорошо ориентируется в земных времени и пространстве, так что, возможно, под «быстрее» имелся в виду следующий год, а под зубным…
- Маникюр, - пошутила Ольга мрачно.
- Вот хорошо бы, - вздохнула я. – Но я даже не знаю… Может, на всякий случай все же сходить… По крайней мере, зубы станут здоровее. Только я не понимаю, к какому зубному идти.
- Наверное, все равно к какому, - подумав, отозвался Анатолий. – Если мой учитель действительно рассказал вам часть будущего, а поврежденные сущности, находясь на разломе, могут его видеть далеко, значит, к какому бы вы не пошли, это будет… Правильный зубной.
Я содрогнулась и, видимо, побледнела. Мила сочувственно взяла меня за руку и предложила:
- Алечка, давай я с тобой схожу, как соберешься?
- Ясно, давай, - сказала я мрачно и перевела взгляд на Анатолия. – Толя, а в этой реальности вы Ольгу не собираетесь познакомить с неким Лешей Птичкиным?
- Это что еще за фамилия? – сморщилась Ольга.
- Это парень, которого вы нашли вместе с Александром в интернете, - пояснила я. – У тебя на него лампочка загорелась.
- Нет, здесь мы его не находили, - Анатолий потер свою широкую переносицу. – Но если вы мне еще что-нибудь про него расскажете, попробуем найти и познакомить еще раз.
- Не буду знакомиться с Птичкиным! – возбухла Ольга. – Что за идиотская фамилия!
Я вздохнула и сказала ей то же самое, что сказал, а точнее, гаркнул в свое время Александр:
- Ты с фамилией будешь жить или с человеком? Если что, свою оставишь.
Ольга, ворча, смирилась, и мы с Милой принялись, напрягаясь, вспоминать, как выглядел и где проживал Ольгин кавалер из той реальности. Наконец Анатолий сказал, что информации, пожалуй, хватит, чтобы попробовать отыскать Птичкина, и что он этим сейчас же займется, взяв в помощь еще парочку сущностей.
- А вы пока что отправляйтесь домой, - добавил он, озабоченно поглядывая на карусель.
- Минуточку! – подняла руку я. – А что с моей-то лампочкой?! Почему она горит? В той реальности мы, предполагали, что это у меня возник резонанс с брюнетом и собакой… то есть, только с брюнетом, я хотела сказать. А в этой реальности мы виделись?
- Да-да, я пытался вас познакомить, но как-то не то получилось… Может быть, действительно, запоздалый резонанс. Не беспокойся, мы вам организуем встречу еще раз.
- Я и не беспокоюсь, - ответила я честно: и правда, меня в данный момент гораздо больше волновал зубной. Комната с каруселью растворилась в воздухе, я обнаружила себя сидящей на своей кровати и в прострации смотрящей в окно. В комнате родителей что-то бормотал телевизор. Минут десять я сидела неподвижно, потом, наконец, помотала головой, приподнялась и хотела было встать, но тут резко зазвонил телефон. Я машинально сняла трубку.
- Аля! – послышался взбудораженный голос Милы. – Слушай! А мне Кеша позвонил!
- Какой Кеша? А, наш Кеша?! – удивилась я.
- Ну да! Он узнал наши координаты через Василису и Толю и позвонил мне. Он говорит, что тоже пока что все помнит, но начал забывать! Я ему посоветовала записать, а он сказал, что он первым делом записал, и…
- А Андрюша там как? – прервала я подругу, давя в себе нехорошую надежду. – Вообще он существует?
- Существует! – празднично отозвалась она. – Тоже помнит кое-что. Кеша сказал, что раз все так, то на сущностей в этой реальности надежда слабая. И что нам надо самим браться за дело, если мы не хотим, чтобы нас опять так же треснуло…
- Да-да, я то же самое Толе говорила.
- Ну да. Так что Кеша сказал, что мы должны разработать четкий план действий, найти всех людей, у которых не горят лампочки, и всем вместе…
- Понятно, понятно.
- А к зубному, Кеша сказал, надо тебе обязательно сходить, потому что в таком положении любой шанс – это шанс, - трещала Мила. – Я сказала, что если ты пойдешь, я пойду с тобой, и он сказал, что если я пойду с тобой, то он тоже пойдет с нами… Ты когда пойдешь? Надо скорее.
- Знаю, - буркнула я. – Я тебе позвоню. Ладно, пока, а то мне еще поработать надо.
Мила неохотно со мной попрощалась. Я повесила трубку, ясно понимая две вещи: ей очень нравится Кеша, а мне очень не хочется идти к зубному…