Глава 17

*

*
Аватар пользователя divcot

Глава 17
Недопушкин

Я тоскливо мялась с ноги на ногу между кулером с водой и скользким кожаным диваном, поглядывая на зловещую дверь с жуткой надписью: «Пашкин С. А., стоматолог-терапевт». За дверью что-то приглушенно жужжало, бряцало и разговаривало – еще не вышел предыдущий пациент. Диких воплей не раздавалось, что меня немного успокаивало, но это, может, у них хорошая звукоизоляция… И почему я не позвонила Миле?! Все веселей было бы ждать. Но с Милой бы пришел в нагрузку Кеша, а я не в том состоянии, чтобы терпеть его напыщенные рассуждения…
Прекратив думать о Миле и Кеше, я подняла голову и снова тупо уставилась на табличку с именем стоматолога. «Пашкин С. А.». Немного буквы переставить, одну заменить, и вышло бы «Пушкин А. С.»! Я нервно хихикнула. Недопушкин какой-то. Наверное, Сергей Александрович, если учесть, что наш поэт был Александром Сергеевичем… Тут мне как наяву представился Пушкин в больничном халате, который одной рукой поправлял бакенбарды, а другой – подбрасывал в руке бормашину. Меня прошиб пот, и я отвела глаза от таблички.
…К зубному я записалась на следующий же день после тех слов Александра, потому что, во-первых, мне хотелось быстрее отмучиться, а во-вторых, я опасалась, что если потянул время, то мои страдания могут вообще пропасть зря. Правда, они и так, может быть, пропадут… Но совсем проигнорировать слова сущности я боялась еще больше. Трещина в пространстве и дырка в зубе – все-таки вещи несравнимые, поэтому я с утра взяла себя в руки, набрала в интернете слово «стоматология» и, ткнув в первый попавшийся сайт, записалась на прием к первому попавшегося зубному. Им и оказался этот Пашкин-Пушкин. Принимал он в клинике, которая была, к счастью, совсем недалеко от нашего дома, да и цены в ней были не слишком ужасными, так что я смирилась с судьбой, явилась чуть раньше назначенного времени и вот уже минут пятнадцать ждала приема, с каждой секундой холодея все больше.
Как раз тогда, когда я уже было решила, что гибель мира – не такое уж и событие по сравнению с лечением зуба и собралась дать деру, дверь кабинета вдруг распахнулась, оттуда, озаренный светом, как на крыльях вылетел счастливый молодой человек, и, сияя, понесся в сторону регистратуры. Я завистливо поглядела ему вслед, вполне разделяя его чувства. Недозакрывшаяся дверь кабинета приглашающе покачивалась, бросая на пол полоску желтого света. Не знаю почему, я вдруг вспомнила комнату с каруселью. На негнущихся ногах подойдя к двери, я поскреблась ногтем и пролепетала:
- М-можно?
- Да-да! – откликнулся бодрый врачебный голос – и почему они все всегда так радостно говорят?! – Заходите!
Я зашла, щурясь от света, и прикрыла дверь. Глаза сразу же уперлись в большущее зубное кресло, и ноги приросли к полу.
- Вы ведь на прием? – поинтересовался мужской голос откуда-то сбоку. Я с трудом повернулась и увидела, что у стены за обычным компьютером на обычном стуле сидит врач. Рядом копалась в бумажках пухлая медсестра. Я вдохнула, выдохнула и сказала:
- Да! Я на примем.
- Так… Садитесь, - пригласили меня. – На что жалуетесь?
Я села и посмотрела на недопушкина. Недопушкин на Пушкина не был похож ничем, разве только у него тоже были серые глаза. Волосы же оказались вовсе не черными, а скорее темнорусыми – они были непонятным образом плотно зализаны назад и выглядели гладко, как у куклы. Без бакенбард он тоже обошелся, и вообще его бледная физиономия была очень гладко выбритой. Недопушкин, видимо, заметив, что я его разглядываю, нервно зыркнул на меня своими глубоко сидящими глазами, швыркнул носом, который у него был тонкий, длинный и какой-то не совсем симметричный, и покривил бледные губы. Господи, этого еще не хватало! Нервный стоматолог! Твердо пообещав себе тут же убежать, если увижу, что у него трясутся руки, я блеющим голосом произнесла:
- Здравствуйте… Извините… Не знаю, как ваше имя-отчество…
- Сергей Александрович, - отозвался он. Ну, конечно. – Жалобы есть?
Я пожала плечами, сверля взглядом его руки, которые, вроде бы, все-таки не дрожали.
- Так-то ничего не болит, но дырки, наверное…
- Ну… Давайте посмотрим, - неуверенно предложил мне стоматолог, снова швыркая носом.
- Давайте, - согласилась я так же неуверенно.
Недопушкин резко поднялся и, как-то криво махнув мне рукой, пошел к креслу. При ходьбе он чуть сутулился, из-за чего казался ниже, чем был, а если его выпрямить, то, наверное, оказался бы наравне с Анатолием – метр восемьдесят пять или что-то около того…
Отвлекая свои перепуганные мозги такими подсчетами, я потихоньку забралась на кресло. Недопушкин с хрустом натянул резиновые перчатки, включил бьющую мне в лицо лампочку и, распечатав набор угрожающего вида инструментов, полез ими ко мне в рот. Почти сразу же он ухитрился ткнуть в какое-то больное место.
- Ы-хы-хы! – возмутилась я, не закрывая рта.
- Полость тут у вас, - объяснил Недопушкин, отдернув инструмент, – правильно пришли. Еще бы немного потянули, и… Нерв пришлось бы удалять.
Интересно, не это ли имел в виду Александр, когда говорил, что мне надо к зубному срочно? Сомнительно. А тогда что я должна разглядеть в этом Пушкине-Пашкине? Может быть, у него возникнет резонанс с моим подругами? Может, действительно стоило взять с собой Милу? Но ведь про Милу сущность не упоминала… А с другой стороны, мы все были там, кто знает, к кому он обращался…
- …Я спросил, здесь вам не больно? – раздался вдруг над моим ухом громкий беспокойный голос стоматолога.
- А? Нех, нех, - отозвалась я, по-прежнему не закрывая рта, и скосила глаза в попытке еще раз оглядеть его руки. Обручального кольца вроде нет. Может, и правда попытаться в следующий раз Милу привести с собой?
Недопушкин снова уловил мои разглядывания и забеспокоился пуще прежнего, даже отложил включенную было бормашину, резко отвернулся и начал бренчать инструментами. Теперь я поняла, как его волосы держатся в зализанном состоянии – они были просто собраны аптечной резинкой в крошечный хвостик…
У меня в голове что-то щелкнуло. Когда недопушкин повернулся, я уже пялилась на него вовсю. Несчастный стоматолог, явно не зная, куда от меня скрыться, быстро отвел глаза и поинтересовался вяло и хрипловато:
- Что-то… Беспокоит?
- Да нет, сверлите-сверлите, - сказала я. – А много зубов надо вообще лечить?
- По хорошему, штук восемь, - укоризненно отозвался Пашкин. – Вот… Сколько лет вы не были у зубного?
- Около трех, - отозвалась я уклончиво.
- Около трех, это лет шесть? – он криво улыбнулся, и от этой улыбки меня прошибло дежа вю. Возникшая ранее мысль принялась сверлить голову настойчивей бормашины, которой Недопушкин полез мне в рот. Ведь не зря же меня сущность сюда послала, совсем не зря! Хотя… а если я придумываю? И это просто обычная клиника, обычный врач, а сущность сама не знает, что несет…
- Анастасия, вы пломбу намешали, я же просил? – обратился тем временем врач к медсестре.
- Ой, - спохватилась она. – Сейчас, Александр Сергеевич! Я тут карту заполняла, и…
- Во-первых, я Сергей Александрович, - недопушкин положил инструменты, распрямился и уставился мне за спину. – Во-вторых, вы не карты заполняете, а в карты играете! Еще один пасьянс, и зарплату с Пушкина будете получать, если вы его так любите! Сколько можно уже!
- Хихе, хихе, - сказала я невольно.
- Чего?! – изумился он, переводя взгляд на меня.
- Тише, тише, - отозвалась я с усилием, прикрыв рот и стараясь не клацать зубами.
- А, да… Извините, - врач снова сгорбился и принялся нервно намешивать мне пломбу самостоятельно, под оправдательные стоны обруганной медсестры. А ведь сестра была права! Александр Сергеевич! Александр! Догадка моя превратилась в уверенность, от которой я чуть не запрыгала на зубном кресле. Неужели сущность ухитрилась навести меня на самого себя?! Вот это здорово! …А если все-таки не он? И что я ему скажу? Он подумает, что я брежу. Но и упустить такой шанс нельзя! А если все-таки не он?! Мало ли, что внешность аналогичная и ругается похоже…
- Ну вот… С этим зубом все, - услышала я голос Александра, в смысле, Сергея. – На другие, наверное, времени нет, но я бы вам советовал в ближайшее время… Прийти еще раз.
- Обязательно! – воскликнула я с энтузиазмом, чем, кажется, снова напугала врача – он попятился от меня к столу, кривобоко уселся и принялся нервно шелестеть бумажками.
- Я приду завтра, - сказала я, сбавляя тон, и слезла с кресла. – Спасибо, до свидания.
Александр-Сергей что-то буркнул: как и своя сущность, большой вежливостью он, кажется, не отличался. Я вылетела из кабинета под завистливым взглядом следующего пациента, остановилась посреди коридора и громким шепотом позвала:
- Толя! Срочно появись, надо посоветоваться!
Время остановилось, передо мной поспешно возник Анатолий. Вид у него был встревоженный.
- Зубы лечила? – с ходу спросил он. – Как ты себя чувствуешь?
- Нормально. Не в этом дело. Толя, если тебе показать человека, ты сможешь понять, кто его сущность, при условии, что ты с этой сущностью хорошо знаком?
- Ну… В принципе, да. А что?
- А Александр.
- Да ты что?!
- Мне так кажется. Но надо проверить, потому я и позвала тебя. Посмотри на зубного врача вон в том кабинете.
Анатолий бессловесно кивнул, снова запустил время, почти бегом подлетел к кабинету и сунулся в него. Я осталась ждать, ощупывая зубы и безуспешно пытаясь вспомнить, который из них мне лечили.
Сущность отсутствовала недолго. Минуты через три она вышла из кабинета и явилась передо мной. Глянув на меня расширенными глазами, она взволнованно произнесла:
- Да, ты права. Это он.