Глава 22

*

Аватар пользователя divcot

Глава 22
Люди-лампочки. Блинкомов и Валерия.

С серого, в низких тучах, неба, лил беспрерывный унылый дождь. Он поливал крутой склон с жухлой желтой травой. На склоне мокло несколько странных маленьких домиков, по виду будто бы сделанных из картона, и паслась одинокая коза с обвисшей шерстью. Внизу, под склоном, ветер морщил серое море…
Если бы в этом месте в данный момент были люди, то они могли бы увидеть, как наверху склона, на маленькой аллейке с потрескавшимся асфальтом, обсаженной унылыми, хоть и южными деревьями с облезлой бело-зеленой корой, неожиданно появилась улыбающаяся компания неадекватно легко одетых людей в солнечных очках. При виде окружающего пейзажа они разом перестали улыбаться, стуча зубами, схватились за плечи, исчезли и через секунду появились снова, одетые в зимние дубленки и пуховики. Дождь радостно обрушился на них и начал приводить их в негодность. Компания снова поспешно исчезла и появилась в третий раз в той же одежде, но уже под зонтами…
Конечно же, это были мы, явившиеся в курортный поселочек у моря. Ольга стряхнула воду с дубленки, надвинула зонтик чуть ли не себе на голову и констатировала в пространство:
- Мда. Курорт.
- Обычно в январе здесь бывает теплее, - заявил Кеша с авторитетным видом. Мила, глядя на него, подтверждающе кивнула. Что касается подруги, то мне точно было известно, что раньше она не была ни на одном курорте не только в январе, но даже и летом, и у меня было ощущение, что и Кеша в этом смысле от нее недалеко ушел. Я хихикнула и переглянулась с улыбающимся Сергеем, который, кажется, подумал о том же. Вообще, несмотря на влажный пуховик, который начал вонять мокрой курицей, и ужасный холод «курорта», я пребывала в лучезарном настроении, поэтому беззаботно заметила:
- Да ладно, Оль. Мы же сюда все-таки не отдыхать прилетели, а работать. Толя, где эти парни-то? Ну и вообще, кто они?
- Их фамилии – Блинов и Комочкин, - начал обстоятельно докладывать Анатолий.
- Говорящие, - хихикнула я.
- А, и правда… Между собой они знакомы, а может стоит брать их и по отдельности… Конечно, как Саша, то есть Сергей скажет, - сделал он привычный реверанс в сторону своего учителя.
- Я ничего не могу сказать пока. Давайте уж поподробнее.
- Знаете, чем рассказывать, я попробую показать. Я ведь вас недаром в это место перенес. Здесь немного пройти – и кафе, в некотором роде. Они там сидят.
- А мы будем подслушивать? – радостно догадалась Мила. Кеша снисходительно улыбнулся ей:
- Ну да, конечно, нужно просто притвориться посетителями…
Под эти разговоры и под стук дождя, громко барабанившего в наши зонты, мы добрели до конца аллеи и уткнулись в то, что Толя назвал «в некотором роде кафе». Это оказалась забегаловка, состоящая из ларька на колесиках и нескольких столиков под навесом. Один столик был занят двумя парнями, которые увлеченно беседовали друг с другом.
Анатолий остановил время и, откашлявшись, как экскурсовод, подошел и ткнул пальцем в правого парня: крепкого, краснощекого и вихрастого.
- Вот это Комочкин. А это его друг Блинов, - сущность постучала пальцем по плечу собеседника вихрастого, долговязого брюнета с вытянутым лицом и вытаращенными глазами. Рот его был разинут во всю ширь, будто он изображал жертву в фильме ужасов.
- Ох, - сказала Мила.
- Девчонки-то, с которыми их надо свести, надеюсь, такие же страшные? – скептически скрестила руки на груди Ольга. – А то шансов ноль.
- Ну и чего ты придралась! Нормальные пацаны! – возмутился Андрюша.
- Нормальные пацаны не будут разевать рот, будто ждут, что туда поезд въедет. Ладно, Толя, запускай время.
Мы уже профессионально попятились, чтобы не появляться в кафе неожиданно, и время пошло. Под снова зарядившим дождем мы, громко болтая, подошли к кафе и заняли два столика. Парни оглянулись на нас и продолжили говорить, а мы снизили громкость наших бесед до шепота, и, бормоча что попало, все превратились в уши.
Оказывается, Блинов не зря сидел с разинутым ртом: он не говорил нормально, а чуть ли не орал, иногда нечаянно поплевывая на своего собеседника:
- Так вот, Петро, я что-то все не понимаю, разве я что-то не так делаю, а все одно и то же всегда, одно и то же, я теперь понял, тогда не понимал, а теперь понял, когда ты говорил, что нормальные пацаны никому не нужны, что ты имел в виду, я понял, потому что так все и происходит, третий раз уже, представляешь, нет нормальных девушек, вот кончились, абсолютно! – тут он был вынужден наконец набрать воздуха и после полусекунды молчания сразу же зачастил еще быстрее:
- Я никуда не пропадаю, я звоню, утром, вечером, днем звоню, сразу после знакомства звоню, они же не любят, когда пропадают, сами говорят, а выходит врут, а, Петро?
- Короче, кинула она тебя? – медленно и вальяжно поинтересовался Комочкин. Блинов хлебнул воздух тем самым разинутым ртом, на который мы уже любовались:
- Да, и мало того, что кинула, это было бы не так обидно, если бы они все не говорили одно, а на самом деле им ведь нужно другое, и это все…
- Че, Кость, много бабок вбухал? – снова прервал его Блинов.
- Да не то чтобы много, у нас все на стадии звонков прекратилось, но ведь ты же знаешь, разве я жадный, разве мне для девушки жалко что-то, разве…
- Вот и молодец, что ничего не вбухал. Обойдется. Ты лопух, Костя, я тебе честно говорю. Ты че на них тратишься, на телок этих? Они кто такие вообще? Они себе, пара-тройка лет пройдет, никого не найдут, а мы с тобой и в семьдесят лет ого!.. – он многозначительно крякнул и откинулся на спинку стула. Я порадовалась, что ничего не ем, потому что меня затошнило. Наш бутафорский разговор совсем смолк, и Толя, поспешно остановив время, поинтересовался:
- Ну что… Как?
- Клиническая картина ясна, - вздохнул Сергей после нескольких секунд молчания.
- Вот именно. Клиническая. «Нормальные парни»! – передразнила Ольга Андрюшу. – Что делать будем?
- Я вам могу показать девушек, с которыми у них потенциальный хороший резонанс, уже были прецеденты, - предложил Анатолий бодро, видя, что мы несколько упали духом. – Сейчас перенесемся…
Мы очутились в застывшей комнате с огромной фотографией березовой рощи вместо обоев на стене и окном, выходящим на серое море. На кровати лежала симпатичная крепкая девушка в цветастом халатике, с голубыми глазами, прямым носом и хвостиком светлых волос на затылке.
- Это Маша, по идее, она должна подойти Комочкину, - представил девушку Анатолий. – А это Лена, для Блинова.
Мы перенеслись в другую комнату, тоже с окном на море, только в ней было более убрано и на стенах оказались нормальные обои. Русая худенькая девушка с тонкой шеей, круглым лицом и большими темными глазами сидела у стола, читая книгу. Дав нам насмотреться, сущность снова перенесла нас в кафе. Мы вяло попытались сделать вид, что болтаем, но Блинов и Комочкин, оказывается, все равно собрались уходить. Блинов бахнул на счет официантке сколько попало денег, Комочкин нудно отчитал его, заметив, что всегда нужно брать сдачу, а нечего кормить дармоедов, и оба удалились под печальный шум дождя.
- Охохо, - Мила зажмурилась, и, взяв себя за щеки, покачалась из стороны в сторону. – Ну ладно, может, начнем? Маше и Лене эти ребята нравятся?
- Вообще-то Лена – эта как раз та, которая отказалась разговаривать с Блиновым, - вздохнул Анатолий. – А с Машей Комочкин пытался познакомиться, но она даже на него не обратила внимания.
- Ну и?.. – посмотрела на него Ольга. Ответила почему-то снова Мила.
- А что если нашего Андрюшу познакомить с Комочкиным? – выдала она. – Ну… В смысле… Поскольку он тоже немножко… Для того чтобы…
- Чтобы Комочкин стал в два раза жаднее, - докончила Ольга. Андрюша обиделся:
- Я чего, жмот, что ли? Вы меня чего, не слушали? Я говорил, что по своей психологии жадные – это женщины, а мужчины – наоборот, щедрые!
- …Да ладно, какая разница, - снисходительно вступился за друга Кеша. – Просто в любом случае, если их и знакомить, то не с Андреем, а со всеми нами. А мы им объясним ситуацию, и тогда получим рычаги и сможем на них давить…
- Что-то вас с Андрюшей Василиса не больно-то задавила, - фыркнула Ольга. Сергей тоже возразил Кеше, но помягче:
- Любви из-за давления вряд ли возникнет… С испугу тоже. Это все-таки в известной степени непредсказуемая вещь. Я, конечно, не такой эксперт, но, по-моему, пары вполне друг другу подходят. Только, видимо, из-за каких-то личных качеств не могут увидеть эту подходящесть. В общем, давить, я думаю, не стоит. А поговорить надо.
На том и порешили. Честь рассказать историю о том, как гибнет мир и кто такие сущности, я решила предоставить остальным, и, когда мы перенеслись в мир сущностей, отпросилась у Анатолия в комнату с каруселью. Мне хотелось повидать Александра и, может быть, услышать от него хоть какой-то совет. Уверенность, точнее, самоуверенность Кеши, что у нас что-то получится, меня не впечатляла, а Сергей пока еще не мог возглавлять и подпихивать нас, как это делала его сущность. У самих же у нас, кажется, ничего не придумывалось…
Темная комната с горящими карусельными огоньками соответствовала моему сумрачно-задумчивому настроению. Мрачно покачавшись с пятки на носок, я без большой надежды позвала:
- Саша! Это я, Аля! Мне бы с тобой посоветоваться, у нас тут такие парни, что…
- Саша спит, нечего его беспокоить! – неожиданно сказал мне в затылок громкий уверенный голос. Я подпрыгнула, в прыжке обернулась и увидела, что за мной стоит какая-то совершенно незнакомая девица. Мне она показалась ужасно некрасивой, просто страшной – с грубыми чертами лица, огромным носом, маленькими глазами и густыми кустистыми бровями. При этом она была ростом не выше меня, и на голове ее красовалась стрижка «карэ» из светлых волос, которая вкупе с дурацким клетчатым комбинезоном, напяленным на мятую рубашку, делал ее похожей на младшеклассницу-переростка. Маленькие серые глаза насмешливо уставились на меня. Я сердито спросила:
- Вы кто такая?!
- Можешь называть меня Валерия, - бросила она, и я поняла, что передо мной сущность, судя по уродливой внешности, восстанавливающая. – А ты Аля, да?
- Правильно. Ты откуда знаешь? – тоже перешла я на «ты».
- А, Саша говорил.
- А разве он так много говорит?
- У меня все разговаривают, - усмехнулась Валерия. – Просто остальные над ним трясутся и носятся с ним, как с писанной торбой, вот он и распускается. Со мной такое все равно не пройдет.
- Ты его вылечить пытаешься? – догадалась я, затаив дыхание.
- Не пытаюсь, а лечу, - дернула плечом она. – Конечно, может и не выйти. Но лучше, чем ничего не делать. А вы там чем занимаетесь? – неожиданно переключилась она. – Лампочки зажигаете? Вы там скорее давайте.
- Мы пытаемся, но я как раз за этим и пришла… У нас тут такие два жутких парня, просто невозможные… Может, вы нам поможете?
- Конечно, нет! Я и сюда-то еле вырвалась, дел полно. Давайте сами. Знаете как?
- Как?
Сущность сжала кулак, нахмурив кустистые брови.
- Себя уважайте, других уважайте, сами на голову не садитесь и другим не давайте, а если времени нет, можно и силой кому помочь, потом допетрят, - скороговоркой выпалила она и добавила:
- Все, полетела я. К Саше не приставайте. Я еще буду появляться, раз уж сюда попала… - смерив меня непонятным взглядом, сущность Валерия растворилась в воздухе. Я чуть-чуть постояла молча и, памятуя о том, что Александр спит, позвала громким шепотом:
- Толя! Забери меня в комнату!