Глава 23

*

*
Аватар пользователя divcot

Глава 23
Блинкомов. Продолжение.

Сущность Анатолий меня послушался, и я очутилась за серым столом, сразу же попав в тягучую, как кисель, атмосферу. Как раз напротив меня и Сергея, нервно крутящего прядь завившихся от курортной влаги волос, сидели мрачные Блинов и Комочкин. Похоже, им уже все рассказали, но они находились, как и мы с девчонками в свое время, на стадии отрицания.
- …И только ваши собственные недостатки мешают вам жить нормально! – завершил какую-то пафосную речь Кеша, пуще прежнего выдвигая губу. Мила, машинально похлопывая его по рукаву дубленки, поддакнула:
- Это правда! Понимаете, мы ведь раньше с девочками думали, что мы такие хорошие-хорошие, а молодые люди плохие, а оказалось…
- Ну, я же говорил, что бабы нас ни во что не ставят! – воскликнул Комочкин, обращаясь к Блинову. – Но это пока что, а потом са-ами бегать начнут…
- Слушай, друг, - с некоторой брезгливостью обратился к нему Кеша. – К тому времени, как за тобой начнут бегать, конец света успеет три раза наступить.
- Мы имеем в виду, что лучше всего устроить вам знакомства, ведущие к резонансу, за несколько ближайших дней, - представил Анатолий выстиранный и выглаженный вариант той же фразы. – К сожалению, ситуация такая, что ждать невозможно…
Сергей тем временем пытался обрабатывать Блинова, моргавшего на него с тупым видом.
- Знаете, вы правильно делаете, что оказываете знаки внимания девушкам, вам просто надо соблюдать меру, - объяснял он. Блинов разинул рот, выпучил глаза и заорал, добрызгивая слюной даже до меня:
- Ну да, так я про то и говорю, я говорю, Сережа, что я делаю не так, я не понимаю, ведь они сами говорят, что это любят, значит, они неправильно говорят, значит, они врут, что им нужно это все внимание, звонки эти все по пять раз в день, им это разве не нужно…
- Каждому нужно что-то свое, - терпеливо заметил врач. – Может быть, Лене бы больше понравилось, если бы вы молчали и звонили пореже.
- Это любому бы понравилось, - бросила в пространство Ольга, которая, откинув голову на спинку стула, изучала потолок. Блинов упорно начал с начала:
- Но как же всегда говорят, Сережа, везде пишут, что женщинам нужно больше внимания, а когда ты им даешь внимание, они берут и просто садятся на шею, привыкают, и даже не говорят спасибо, а ведь могли бы благодарить, ведь если им это надо, они об этом мечтают, так же нечестно…
- То есть я еще должен увиваться вокруг этой девчонки, которая меня послала? – ужасался тем временем Комочкин. – Может, мне еще ее в кафе водить, цветы дарить и звонить на мобильник по пять раз в день, тратя свои деньги? Да она кто такая?
- Она девушка, - чуть не плача, пыталась втолковать ему Мила. – Никаких особенных вещей ей не надо, просто внимание…
- Знаем мы это внимание. Потом без штанов останешься. Вот кричали, что равноправие у нас: все-о, теперь равноправие и есть. И нечего. Чего это я должен за какую-то платить? Может, у нас не получится вообще ничего!
- Если так жаться, точно ничего не получится, - раздраженно заметил Кеша.
- Так я и говорю, что им всем только деньги и нужны!
Я оглядела комнату. На лицах всех моих друзей, включая даже Андрюшу, светилось отчаяние пополам с усталым отвращением. Конца разговорам не предвиделось. Что-то мы делаем не так… И тут мне вспомнилась сущность Валерия. Откинувшись на спинку стула, я невинным голосом протянула:
- То-оля-а-а… А давайте ребят отпустим пока и поговорим…
Анатолию много раз повторять было не надо: Комочкин и Блинов в тот же момент исчезли, вызвав всеобщий вздох облегчения.
- Правильно ты этот балаган прервала, - одобрила Ольга, поднимая голову со спинки стула. – Безнадега.
- Нет, на самом деле их можно уговорить, - возразил Анатолий. – Но нужно больше времени, а нам приходится действовать быстрее.
- Ну так и давайте! – я привстала с места и даже сжала кулак, почти как сущность Валерия. – Давайте действовать! На самом деле они все поняли, по себе знаю, но не перестанут артачиться, если мы будем их уговаривать и рассказывать про здравый смысл! Мы что, ругаться разучились?! Сережа, у тебя сущность знаешь какая ругачая! И ты сам на медсестру кричал – вот и на них так же возьми и прикрикни! – тут я вспомнила, что на «ты» мы с врачом еще не переходили, немного поутихла и покраснела, но Сергей посмотрел на меня с понимающей слабой улыбкой и сказал:
- Да, я понял… Надо надавить все-таки.
- Только не бессмысленно, - включилась и Ольга. – Давайте сразу разработаем примерный план.
- И с девушками я бы тоже поговорила, - добавила Мила. – Разве будет хуже?..
- Можно, - согласился Кеша. – Только отдельно, и не пересекать их с парнями, а то неизвестно, что устроят…
Еще немного пообсуждав, что делать, мы в конце концов действительно вызвали Лену и Машу, которые в динамике оказались еще симпатичнее, чем в застывшем виде, несмотря на то, что обе были растрепанными и в ночнушках, изложили им, кто мы такие, поотвечали на испуганные вопросы и, наконец, сообщили, что Блинов и Комочкин для них неизбежны. Девушки пришли в ужас – воспитанная Лена – в тихий, а решительная Маша – в громкий. Попросту она закричала:
- Чего?! За этого жлоба замуж?! Вы чего, ребят, совсем сбрендили?!
- У вас потенциальный резонанс, - попытался объяснить Анатолий. – Это значит, что вы друг другу внутренне подходите, и нужно всего лишь присмотреться…
- Ребят, я вам так скажу: не к чему там присматриваться. Я себя не на помойке нашла.
- Но ведь конец света… - попыталась возразить Мила. Маша повернулась и глянула на нее в упор.
- Знаешь, чего. Для меня он раньше наступит, когда я с этим жлобом гулять начну.
- Слушай, ну чего ты его так ненавидишь, - вдруг заговорил Андрюша, сидящий рядом с Машей.
- Да не ненавижу я, Андрюх, я его не уважаю, - отозвалась девушка.
- Так может он дурак просто…
- Ничего себе «просто»!
- Ну, в смысле, сейчас не соображает, а потом исправится, - поправился Андрюша, почему-то покраснев.
- А зачем мне парень, который не соображает?
- Ну, ты это, потерпи, поучи его, он и начнет соображать.
- Я ему не училка учить его. Не, ребят, без вариантов, никак… - затрясла головой Маша. – Давайте мне другого.
- Это не тебе надо другого, а Комочкину другую, - объяснила я. – У него значимая лампочка.
- Ну один фиг. Не, короче.
Маша опять замотала головой, и никто из нас, несмотря на уговор быть более решительными, не стал ее разубеждать. Сергей вполголоса сказал:
- Я так считаю, что так не пойдет. Маша его не уважает, а чтобы его уважать, его надо… Обрабатывать, - он сделал рукой движение, будто что-то вычищал сверлом из больного зуба. – А она обрабатывать не хочет. Маша, у тебя… У вас нет, случайно, подруги вашего же типажа, но только чтобы любила учить и воспитывать?
- Дайте покумекаю, - пообещала Маша и задумалась, нахмурив светлые брови. Мы пока что переключились на Лену. С ней оказалось полегче.
- Я понимаю, что это нужно, - застенчиво поглядывая на нас, сказала она. – В принципе, может быть, я упустила в нем какие-то хорошие качества. Просто он все время говорит, и с тех пор, как мы познакомились, звонил по три раза в день и спрашивал, как я там, а если я не подходила, он посылал мне десять смс со словами, что он беспокоится, куда я пропала. Это, конечно, заботливо, но мы ведь даже еще не встречались…
- Чего?! – изумились мы все.
- Ну да, мы познакомились в интернете, выяснили, что живем в одном городе, я его видела на фото, симпатичный парень…
- Симпатичный? У него что, рот на фотке был закрыт? – догадалась Ольга.
- Ну конечно, - удивилась Лена. – Он мне понравился, но потом он начал говорить… Я вообще не против разговоров. Я сама слушать люблю. Просто иногда тоже что-то сказать хочется, - добавила она извиняющимся тоном.
- Ладно, Лена, мы тебя сейчас отпустим, а потом подадим тебе менее говорящего Блинова, - подытожила я. – Ты уж тогда его не упусти.
- Конечно. А почему он так много говорит?
- Я думаю, от неуверенности, - ответил ей Сергей. – Он так хочет вам понравиться, что перегибает палку и получается… по-дурацки.
Лена расплылась в польщенной улыбке и растворилась в воздухе, как Чеширский кот. Сущность Анатолий заметил:
- В общем, с Блиновым, я думаю, мы что-нибудь сделаем. А вот Комочкин, к сожалению…
- Вроде есть у меня такая знакомая, - подала голос Маша. – На меня немного похожа, командовать любит… Людкой зовут.
- Давайте ее посмотрим, - оживился Анатолий. Они с Машей исчезли и через миг появились обратно, только Маша уже была в обтягивающих джинсах и куртке и причесанная, а Толя стряхивал с себя капли дождя.
- Посмотрели, - сообщил он нам и кивнул на стену. Там вместо окна появилась тесная кухня, по которой сновала девушка. Нас она не видела.
Людка оказалась, может быть, и похожей на Машу, зато гораздо менее симпатичной: квадратной, коротконогой, с мощными мужскими руками, безжалостно выбеленной шевелюрой и широким раздавленным носом.
- Так ему и надо! – воскликнула в тишине Ольга и поправилась. – В смысле, то, что надо. Лишь бы наш красавец ей понравился.
- В принципе, должен, - подал голос Анатолий. – Это тоже один из потенциальных резонансов, молодец, Маша, что подсказала…
- Да ладно, чего там. Ну пока? Вы заходите в гости, - она обвела нас глазами, закончила круг Андрюшей и улыбнулась. Андрюша глупо замигал, но Маша уже исчезла.
- Давайте теперь Людку, - махнув рукой, сказал Сергей почти командным голосом.
С Людкой оказался разговор деловой и короткий.
- Симпотный парень, - сказала она басом, все выслушав. – Давайте знакомьте.
- Только он несет какую-то ерунду, - честно предупредила я. – Что за ним женщины бегать должны и так далее.
- Ой, да пусть несет. Я что, слушать буду?
- Он жадный. Сдачу до копейки считает, чаевых не дает…
- Ну и правильно, чего этих дармоедов кормить. Сами на такую работу пошли, и им все должны?
- Но он…
- Да ладно, слушайте, я же говорю, симпотный. Знакомьте, я его быстро, - она громко хлопнула в ладоши и потерла их.
- Давайте завтра, Люда, - сказал Сергей, поглядев на устало зевающую Милу и засыпающую Ольгу. – По нашему времени поздно уже.
Людка исчезла, мы, потягиваясь и разминая поясницы, начали вставать из-за стола.
- Ничего себе поработали, - прозевала я. – И завтра день напряженный…
- Да, с утра ты должна прийти ко мне долечить зубы, раз сегодня не явилась, - ультимативно сообщил Сергей. – Я тебя перезаписал. На восемь утра.
Я хотела было возразить, что как раз около восьми я должна выгуливать Бобика и иметь свидание с Григорием, но подумала, что мы можем увидеться и вечерком, и сонно согласилась:
- Ла-адно уж.
Сергей удовлетворенно, хотя и криво, улыбнулся и исчез по воле Анатолия. Остальные начали исчезать следом. Я спешно сказала:
- Толя, секунду. Ты знаешь такую восстанавшивающую сущность по имени Валерия?
- Валерия? – Анатолий недоуменно задумался.
- Страшная такая, - подсказала ему я. – В детсадовском комбинезончике, с бровищами и маленькими глазками.
- Ты знаешь… Никогда такой не видел, - удивилась сущность. – А где она была?
- Навещала Сашу и пыталась его лечить.
- А, ну хорошо, это многие пытаются, ведь у него много учеников… По крайней мере, это ведь не вредно, - он вздохнул. Я вздохнула тоже, и передо мной вместо стола появилась моя комната и кровать, на которую я и свалилась с высоты своего роста. Работа сущностью меня доконала.