Глава 26

*

Аватар пользователя divcot

Глава 26
Надежда

Кое-как домучив поздравления, я в поисках моральной поддержки решила звякнуть подругам. Но ничего из этого не вышло: Ольга, едва подняв трубку, с первых тактов рявкнула так, что у меня зазвенело в ухе:
- Только не рассказывай, что у вас ничего не получается!
- А… Почему?
- А потому, что мы сами тут заманались уже! Мне с Лешей некогда встретиться! Пристраиваем тут какую-то дуру набитую!
- Чем набитую? – переспросила я, отвлекшись на секунду из-за раздумий, не слишком ли пессимистично будут смотреться на свадебной открытке рифмы типа «рок-срок-урок».
- Наверное, глупостью, раз дура! – фыркнула Ольга. – Такой издевательской девчонки я лично никогда не видела. Ей триста раз повторишь, чего сказать, она «да-да», и потом берет и делает наоборот! Уже одного потенциального жениха нам запорола, зараза, сколько Толя время не отматывал! Вот просто нарочно чего не надо, то и говорит!
Я тихонько попрощалась, чего разоряющаяся Ольга, кажется, даже не заметила, и, сбросив вызов, позвонила на этот раз Миле. Подруга подошла очень рассеянным тоном: гораздо громче, чем ее «алло», где-то сзади звучал наставительный голос Кеши, который как всегда вещал что-то по его мнению умное.
- Привет, Мил, вы там заняты? – вздохнула я.
- Ой, привет! Не то, чтобы, просто мы думаем, что делать, и…
- С кем ты болтаешь там?! – раздраженно поинтересовался Кеша. – С Алей? Шли ее к черту, у нас своих дел полно!
- Ну, Кеша… Аль, подожди немного…
- И нечего тут ждать! Пусть завтра звонит! – распоряжался Кеша. – У нас у самих тут забот полон рот, потом поболтаете!
- Ладно, пока, - сказала я, хихикнув, и положила трубку. Судя по всему, Кеша крепко взял Милу в оборот… Тут я подскочила от неожиданной мысли, подняла голову и полушепотом позвала:
- Толя! Появись на минутку!
В углу комнаты материализовался несколько растрепанный Анатолий. Уважительно глянув на исписанную мной пачку открыток, он приблизился и улыбнулся:
- Да, Аля, что ты хотела? Как у вас успехи?
- Успехи, по-моему, примерно так же, как у вас, то есть ужасно, а хотела я спросить… Ты проверял лампочки Милы и Кеши? Они случайно не мигают?
Анатолий расплылся в еще более широкой улыбке:
- А, их лампочки… Они даже не мигают, а ровно горят. Резонанс…
- Ух ты, - сказала я почему-то с грустью. – И Андрюшина лампочка, наверное, тоже загорелась?
- Да-да, ты права. Правда, пока что не совсем ровно, есть мигания, но резонанс хороший… Очень удачно мы наткнулись на Машу!
- Теперь у нас у всех, считай, горят лампочки, - сказала я удивленно, вспоминая, что еще совсем недавно это мне не представлялось возможным. Толя кивнул.
- Да, и хорошо, что вы нам помогаете, без вас мы бы никак не справились, а так есть шанс успеть до следующей трещины…
Я содрогнулась, вспомнив трещину предыдущую, и быстро спросила:
- А скоро она гипотетически может появиться?
Толя удрученно покачал головой.
- Не имею представления. Предсказывающих сущностей среди нас нет сейчас…
- Предсказывающих?
- Это разновидность восстанавливающих, как Александр, только они ко всему прочему подальше видят в измерении времени, поэтому могут за разумные сроки предсказать появление трещин, - пояснил Анатолий. – Но их очень мало: возможно, последние погибли при прошлой трещине, поэтому я просто скажу, что чем быстрее мы будем действовать, тем лучше…
- У нас такая ужасная парочка! – сказала я, чуть не плача, и, сев на кровать, хлопнула себя по коленке, обтянутой домашними штанами в цветочек. – Мы совершенно не знаем, что с ними делать! Они нас чуть не поколотили!
- А что сказал Сергей? – конечно же, спросил Толя.
- Сказал, надо понаблюдать за ними, потому что пока ничего не ясно.
- Я думаю, он прав, - тут же согласилась сущность с воплощением своего учителя. – Понаблюдайте. Немного времени у нас есть, я надеюсь…
На этой жизнеутверждающей ноте сущность испарилась, уступив место другой сущности: нашему Феде. С ним, конечно, явился Сергей, а Андрюши почему-то не оказалось.
- Андрей отпросился на Украину, к Маше, его Василиса отправила, - ответил врач на мой невысказанный вопрос, стянул свое пальто и, неловко держа его на отлете, поинтересовался: - Можно… Повесить?
- Если время в стазисе, повесь в коридоре, - разрешила я. Сергей подошел к двери, открыл ее и отпрянул: на пороге, словно угрожающая восковая фигура, высилась моя мама, с приподнятой ногой и разинутым, видимо, для какого-то вопроса, ртом. Врач тут же захлопнул дверь обратно и набросил пальто на спинку моей кровати. Я кивнула ему и Феде.
- Садитесь, что ли. Федя, ты можешь не запускать наше время, но показать нам какой-нибудь из совместных вечеров или утров… Короче, дней, Майи и Пети?
- Конечно! – обиделась юная сущность. – Меня Толя научил! Смотрите!
Перед нами, сидящими рядочком на моей кровати, будто образовался кинотеатр: в окне вместо темной снежной улицы появилась незнакомая довольно-таки чистенькая квартира с новой яркой мебелью. В этой квартире все выглядело хорошо, пока по ней, придя откуда-то, не начали слоняться Майя и Петя. Посмотрев минут десять, я пришла к выводу, что мы еще легко отделалась: жизнь парочки напоминала какой-то бесконечный сериал с очень плохо написанным сценарием. Не ссорились они, похоже, только когда мылись и ели, да и то умудрялись сквозь чавканье и шум воды выдавливать взаимные обвинения. Поводом для ссоры служило все, что угодно: от спора, кто пойдет в магазин и что там покупать, до рассуждений на абстрактные темы типа теории происхождения Вселенной. Когда Петя начал что-то об этом говорить, Майя почти тут же прервала его репликой, что хорошо, мол, чувствовать себя умным, рассуждая о высоких материях, вместо того чтобы предпринимать реальные действия в настоящей жизни: скандал вышел такой длинный, что мы по общему согласию промотали время вперед.
Петя, впрочем, тоже не сдавал позиций. Он имел обыкновение придираться к мелочам вроде плохо заправленной кровати или одной непомытой тарелки и начинать на любое, даже невинное замечание, рявкать, грубить и угрожать.
Смотря этот «фильм», я нервно грызла кончик собственной косы, взяв дурной пример с Милы, а Сергей то скручивал прядь волос в жгут, то раскручивал его обратно, не отрывая взгляда от действа. Федя, которому, как всякому ребенку, было скучно смотреть на взрослые проблемы, в конце концов начал задремывать, уютно устроившись вместе с ботинками на моем кресле. Иногда я расталкивала его, когда нужно было промотать очередной скандал, но он тут же засыпал обратно.
Поводы для ссор парочки начали повторяться, как и порядок выражений, и, дождавшись одного из таких повторов, я перевела взгляд на Сергея:
- Ну как, ты что-нибудь понимаешь?
- Кое-что, - к моему удивлению, кивнул врач. – По крайней мере, видно, что дело не в отсутствии любви. Просто они почему-то говорят совсем не то, что хотят сказать. Я тут, раз у нас теперь такая… работа, проштудировал несколько книг по психологии… Кажется, такое неумение доносить свою мысль часто встречается именно в парах, потому что они друг от друга слишком многого ждут.
- Может, подкинем им эти твои книжки? – озарило меня. – Пусть просвящаются!
- Да, Аля, можно, но лучше пока одной Майе. Петр сейчас… неадекватно это воспримет. Вообще я бы работал именно с Майей, а там как пойдет… Ведь на самом деле резонанс у них есть, так что стоит хотя бы одному заговорить нормально, как и другой подтянется…
Я глянула на врача в некотором сомнении, плохо себе представляя «подтянувшегося» Петю, но возражать не стала. Мы в который раз разбудили Федю и потребовали перенести нас на квартиру к врачу, доставив туда же Майю и запустив время, чтобы можно было пользоваться интернетом.
В квартире врача, конечно же, пахло зубным кабинетом, но в остальном, к моему удивлению, она мало чем отличалась от моей: даже обои были с похожими узорчиками, только ковров и мягкой мебели поменьше, а шкафов с книгами – побольше.
- У меня некоторые пациенты приходят прямо на дом… - пояснил Сергей, видимо, заметив, как я обеспокоенно тяну носом, и указал мне на кресло, подозрительно похожее на зубоврачебное. – Садись, Аля.
Я сказала, что постою, и в кресло усадили появившуюся Майю. Та была в ночнушке, с намазанным каким-то кремом лицом и в не слишком боевом настроении. С нами она заговорила как ни в чем не бывало, и у меня появилось подозрение, что она благодаря жизни с Петей просто не может упомнить все скандалы. Сергей, стоя перед ней, четко и медленно изложил наши соображения насчет того, что они с Петей говорят не то, что хотят сказать друг другу, и это надо как-то поменять. Майя кивнула, размазав крем по воротнику ночнушки:
- Вы правы… Вы бы знали, как я устала от всего этого, как надоели эти скандалы! Вчера, представляете, он придрался к незаправленной постели – и нет, чтобы нормально сказать, он сразу начинает оскор…
- Да-да, мы это смотрели, то есть знаем, - прервала я ее. – Но Сергей Александрович нашел книжки по вашим проблемам: может, попробуете их почитать?
Майя изъявила усталую готовность «прочитать что угодно, лишь бы это закончилось». Сергей сбросил книги ей через имейл, отобрал у Феди сверло для бормашины, которым тот увлеченно вытягивал ниточки из обивки кресла, и заставил его перенести Майю обратно.
- Будет ли толк? – протянула я задумчиво. Сергей глубоко вздохнул:
- Ох… Не знаю. Увидим завтра… А тебя я, кстати, жду к восьми в поликлинике.
- Что?!
- Еще два зуба осталось.
- Но у меня свидания, - сказала я с сомнением. – Должна же я на них ходить. Бобик и так простаивает…
- Свидание можно перенести, и ничего не будет, а вот с зубами не договоришься, - отрезал Сергей. – Там одна дыра меня очень беспокоит, может заболеть со дня на день.
- Почему мои дырки в зубах беспокоят не меня, а тебя? – со смехом поинтересовалась я.
- Потому что… Наверное, я врач, - Сергей посмотрел на меня и улыбнулся своей несколько нервной и кривоватой улыбкой, а меня вдруг бросило в жар, совсем как тогда, когда я поняла, что его сущность – Саша. Правда, сейчас причин для волнения не было, но я все равно смутилась, неловко перевела глаза на Федю, который, сидя на полу, рассматривал яркие картинки челюстей в книге под названием «протезирование», и неестественным тоном ляпнула:
- Кстати, может, подскажешь мне рифму к слову «свадьба»? Что-то фантазия кончилась.
- Дать бы, - сказал Сергей. – Взять бы… В общем, наверное, любое на «ать» и «бы».
- В день прекрасный вашей свадьбы… - забормотала я. – Вам бы взять бы в лоб бы дать бы… Ой.
Сергей расхохотался громко и хрипловато, совсем как Саша. Я и сама закатилась и сквозь смех попросила Федю вернуть меня домой.
Дома меня встретили несколько дезориентированные и обеспокоенные родители.
- Ты куда подевалась? – набросилась на меня мама. – Я была уверена, что ты у себя в комнате, а захожу – никого нет! И телефон опять не отвечал!
- Что ты тут улыбаешься, мать чуть с ума не сошла! У нее даже в глазах, говорит, что-то свербело! – сурово добавил папа.
- Рябило, - поправила его мама. – Как раз когда в твою комнату зашла, что-то такое черное в глазах как мелькнет! Доведешь ты нас со своими поклонниками!
- Это не поклонники, - прохихикала я. – Это снова зубной врач. Мы с ним… Встретились.
Родители странно посмотрели сначала на меня, потом друг на друга, но больше приставать не стали. Я плюхнулась в постель с улыбкой настолько широкой, что она, казалось, того и гляди завяжется узлом на затылке, и еще некоторое время прокручивала в памяти разговор с Сергеем, прыская в темноту на особенно веселых моментах. Когда этот разговор пошел примерно по сотому кругу, я, наконец, заснула…